Кошка Шуля – чудесное спасение

На моих частных экскурсиях по Иерусалиму туристы обычно задумываются над текстом записки к Стене плача. Опасаются быть многословными, или непочтительными, или пропустить что-то важное. Самое важное в этом послании – искренняя просьба о чём угодно. Небеса – инстанция великодушная, не гнушающаяся мелочностью наших посланий.

Вот и мне однажды пришлось обратиться с прозаичной просьбой – вернуть потерявшуюся кошку.

Носительница доброго десятка экзотических фобий, моя кошка-интровертка с красивым еврейским именем Шуля, удрала из дома в трескучую жару. Нервная, изнеженная домоседка, для которой может стать стрессом шуршание пакета из супермаркета, она была обречена на гибель.

Ежедневное прочёсывание близлежащих районов в течение 5 дней не принесло результата. Когда июльский воздух нагрелся до +32, я отправилась в Иерусалим, к спасительной Стене. Сколько просителей стояли у этих камней! Сколько туго скрученных записок с криками души, сколько наречий, восклицательных знаков, молитв, слёз приняли они!

У этих многотонных блоков, отшлифованных безвестными мастерами ещё до рождения Иисуса, стояли в покорном ожидании понтифики и президенты, знаменитости и скромные обыватели.

Мой текст был лаконичным по форме, но душераздирающим по содержанию: “Верните мою кошку!”

Хотите – верьте, хотите – нет, но моё восклицание было услышано незамедлительно. Вечером того же дня я услышала знакомый голос – жалобное мяуканье раздавалось из зарослей лантаны (есть в Израиле такой дикорастущий кустарник с ядовитыми ягодами).

Моя несчастная питомица, с застрявшими в шерсти колючками, припорошенная цементом, бросилась ко мне, не веря в своё чудесное спасение.

На следующий день Небеса прислали мне неожиданный бонус: в Иерусалиме я встретила Юрия Куклачева, присоединившегося к моей экскурсии.

Говорили мы, конечно, в основном, о кошках. И немного об истории…

Куклачев в Израиле

Ваш гид в Израиле, Светлана Шевченко