Давайте говорить друг другу комплименты

гид израиль Многие ошибочно считают, что перед гидом по Израилю проходят тысячи людей, мелькают лица, путаются имена, а работа становится конвейером.

Всё совсем не так.

В нашей работе действительно, разноцветный и постоянно меняющийся калейдоскоп лиц, характеров, эмоций и ситуаций – смешных, грустных – всяких. Но из всей этой круговерти память выхватывает самые яркие впечатления. Мы помним и любим интересных, симпатичных и чутких наших туристов. Впрочем, слово ” турист ” мне не нравится – оно звучит сухо и безлико, как в путеводителях. Для меня они – слушатели, с которыми мы обмениваемся знаниями, мнениями и энергиями. Это общение, создающее флюиды интереса – когда ты хочешь рассказать, а тебя хотят слушать и слышать.

Частный гид по Израилю Светлана Шевченко – “с теплотой и благодарностью вспоминаю своих слушателей!”

Время от времени я вспоминаю с теплотой и благодарностью группу Виктора Бронштейна – привет вам, иркутяне! Виктор – он человек необыкновенный. Поэт, меценат и филантроп, он сочетает в себе удивительные качества. Он умеет зарабатывать и умеет делиться. Он романтик, но с железным стержнем. Он не добивается любви, но его все любят.

Я вижу их за завтраком, уже успевших искупаться в Кинерете (зимой!), раскрасневшихся, излучающих здоровье, энергию и удовольствие от жизни. По вечерам мы пили красное вино и слушали стихи Виктора, которые рождались в нём, навеянные прогулками вдоль моря.

Наша компания состояла из очень разных людей: там были священник и депутат Думы, бизнесмен и бард, ректор университета и послушник монастыря, помогающий детям-инвалидам.

При всей своей непохожести мы находились в одном интеллектуальном и эмоциональном поле, из которого так не хотелось выходить…

Мне казалось, что такое общение никогда не повторится. Но судьба подарила ещё несколько дней, вошедших в мою экскурсоводскую копилку.

Это была группа христиан-евангелистов из Германии. Как все немцы. они были сдержанны и учтивы. Я немного робела, потому что на то они и евангелисты, чтобы разбираться в каждой строчке Библии, с ними нельзя себе позволить ни одного пробела в знаниях.

Вначале мне казалось, что наши темпераменты – мой южный, средиземноморский и их – нордический – не совпадут. И вдруг я обнаружила в этих милых, цивилизованных людях живость, смешливость, тонкое восприятие юмора. В каждом их слове сквозила любовь к Земле Израиля, уважение и дружелюбие к нашему народу. А когда они запели ” Эвену шалом алейхем! ” на иврите ( ! ) , потом на немецком ( ! ), я была сражена наповал.

Это было так необычно: голубое небо, слегка подёрнутые туманом горы, свободно льющаяся еврейская хоровая песня – удивительное настроение, которое, наверное, уже не повторится…

И вот снова я готовлюсь встретить своих гостей. На этот раз из Москвы. Я назвала её ” группа Марины “. Мы долго переписывались – несколько месяцев Марина предусмотрительно выясняла мельчайшие и самые неожиданные подробности нашего будущего тура. Это была энергичная, почти ежедневная переписка, нельзя было расслабляться и каждый вечер после работы я садилась за компьютер и отвечала на вопросы сквозь сон и усталость. За такое долгое время почтового знакомства в моём воображении родился образ Марины: у неё рыжие волосы, непременно развивающиеся на ветру. Она шумная, активная и одевается только в красное.

Моё воображение оказалось слишком буйным. И вот когда их частный трансфер подъехал к гостинице, навстречу мне вышла кустодиевская красавица с гладко зачёсанными русыми волосами, в стильной одежде пастельных тонов, безмятежная, как всякий, родившийся под знаком Водолея.

И группа была такая же приятная. Хорошее образование сочеталось в них с искренним ощущением духовного мира. Они с радостью получали новые знания и впечатления. Задавали умные и правильные вопросы. Восхищались восточной кухней, уважительно отзывались о еврейских традициях, чутко воспринимали любую грань непростой истории нашей земли.

Мы ночевали в мошаве – израильской деревне, вместе преломляли домашний хлеб. Мы обменивались ценной информацией: я записывала понравившиеся им стихи об Иерусалиме, а взамен получала рецепты восстановления голоса ( они мне пригодились – спасибо, Татьяна! ). После московских траффиков и толчеи всем им нравилось никуда не спешить, греться на солнышке, пробовать новую еду, вдыхать незнакомые ароматы. Они мужественно преодолевали большие расстояния, взбирались по иерусалимским холмам, поздно ложились и рано вставали. Они постоянно находились в состоянии предвкушения чуда от сошедшего Благодатного Огня и от ритуала закладывания записок в Стену плача.

И снова наступил последний день. Было много хороших, тёплых и искренних слов в мой адрес. И это смущало и радовало. И думалось: если есть такие люди, у России есть будущее.

Потом автобус тронулся, чтобы увезти их в аэропорт. А я осталась со своей грустью и с коробкой подаренного мне шоколада. На ней были виды Москвы…

Гид по Израилю Светлана Шевченко