Достопримечательности Израиля. Блошиный рынок

Хороший казан для плова можно разыскать только на блошином рынке. Если приехать туда ранним утром, приятно неспешно и без толчеи пройтись среди прилавков и маленьких, уютных магазинчиков, разглядывая весы с гирьками, нарядные лакированные швейные машинки с золочёными вензелями – у моей бабушки машинка “Зингер” была украшением дома. Патефоны с никелированной отделкой, а к ним – старые пластинки в пожелтевших конвертах, громоздкие часы с боем. Полированные трюмо выглядят уютными, напоминая наивное время, когда люди оставляли ключи от квартиры под ковриком. Торговцы, сидя на старомодных венских стульях и банкетках с выгнутыми ножками, пьют свой утренний кофе, обсуждая последние события.

Прогулка по блошиному рынку – отдыхаем от экскурсий по Израилю

Прогулка по блошиному рынку напоминает путешествие в машине времени, переносящей в эпоху тяжёлых чёрных телефонов с полустёршимися цифрами на круглом диске, плюшевых ковриков с пасущимися оленями и примитивных транзисторов, из которых когда-то лился голос, влюблённый в глаза чайного цвета…

Но вот наконец-то обнаружен добротный казан, в котором можно приготовить плов для большой семьи. Это навеяло воспоминания, но не из детства, а из нашей израильской жизни…

Первые впечатления от Израиля

Мы уже целую неделю жили на исторической родине. Я и представить не могла, что через несколько лет моя профессия будет называться “частный гид в Израиле“. Тогда я была ошалевшей от новых впечатлений, лавиной накрывших нас. От незнакомого тогда иврита. Потому что Средиземное море запросто плескалось у наших ног. Солнце щедро сияло в октябре. Финики, налившиеся соком, тяжёлыми гроздьями раскачивались на пальмах.

Мы поселились в дешёвом, шумном районе, но эйфория от этого нисколько не улетучилась.

…Наступала первая суббота на исторической родине. В дверь постучали – на пороге, смущённо улыбаясь, стояла наша соседка, пожилая женщина. В руках она держала огромный казан с чем-то дымящимся. Она не знала русского, мы выучили только одно, но важное слово – “шалом”. Нам удалось понять, что мы непременно должны принять казан с содержимым, пугающим своей неопознанностью. И, хотя запах был вполне аппетитным, я не рискнула попробовать незнакомое яство.

Ритуал передачи угощения каждый раз происходил за несколько часов до наступления шабата. Мы уже знали, что добровольную кормилицу зовут Сара. К тому времени наш иврит позволял объяснить, что мы не голодаем, но Сара с завидной добросовестностью возникала на пороге каждую пятницу, с улыбкой вручая ароматное варево.

Это потом мы узнали, что Сара бежала с родителями из Ливии, когда в мусульманских странах началось антиизраильское движение, и 600 тысяч еврейских беженцев испытали все тяготы людей, потерявших кров и близких.

Она выполняла заповедь “Помоги вдове, сироте и пришельцу ” не формально, а искренне полагая, что помогает нам, пришельцам, укорениться на этой земле.

Вскоре мы переехали. Жизнь вошла в нормальное русло. Мы учили иврит, постигали законы нового бытия, набирались новых знаний и впечатлений. В нашу жизнь вошла ближневосточная кухня. Вот тогда-то мы и узнали, что за блюдо готовила специально для нас Сара. Его не сваришь на скорую руку. Называется оно хамин – от ивритского слова “хам” – жар, тепло. Скорее всего, не найдётся блюда, так же надежно закрепившегося в традициях еврейской кухни. Оно тесно связано с заповедью – отдыхать в субботу. Ведь и готовить в этот день тоже нельзя. Готовили хамин заранее, до наступления шабата, и после приготовления оставляли в горячей печи, чтобы блюдо не остыло.

Сегодня придумано множество ухищрений для сохранения блюда горячим на весь день. Существенная сложность, которую научились преодолевать – блюдо не подгорает в процессе долгого приготовления. У каждого есть на это свои хитрости.

…На месте того ветхого двухэтажного домика из ракушечника – нашего “первого дома на родине” теперь красуется стильная высотка. Сегодня, спустя четверть века, я корю себя за то, что ни разу не притронулась к этому сложному праздничному блюду, не приняла из руки дающего.

Глядя на обретённый казан, я ещё раз устыдилась…

Экскурсии по Израилю со Светланой Шевченко