Антонио Барлуцци — одухотворенная архитектура

Мудрецы утверждают, что судьба дарует человеку два пути, а он самостоятельно выбирает один из них. Так случилось с Антонио Барлуцци.

Вклад Барлуцци в архитектуру Святой Земли

Антонио Барлуцци ИзраильРодившийся в семье династических священников по отцовской линии и потомственных зодчих по материнской, он оказался перед выбором — архитектура или служение Богу. Победили материнские гены — Барлуцци становится зодчим. Профессию изучает в Школе инженеров при римском университете. Счастливый случай приводит его в Иерусалим, где со своим братом Джулио он проектирует Итальянский госпиталь. Это происходило в 1913 году и Антонио предстояло прожить на Святой Земле и творить здесь ещё 33 года.

Сегодня уже трудно представить Масличную гору без базилики Страстей Христовых, украшающей Гефсиманский сад. Миниатюрная церковь Слезы Господней выглядит, как часть склона, органично вписавшись в оливковые сады. Гора Тавор потускнела бы, лишившись церкви Преображения. Творческая плодовитость этого мастера несомненна. Но хотелось бы здесь сказать о другой особенности его таланта.

Знаменитые церкви Израиля

Каждый раз, как я вхожу в церкви работы Барлуцци, явственно ощущаю реалистичность события, произошедшего здесь два тысячелетия назад. Невозможно не почувствовать тревогу, оказавшись в полумраке базилики Мук Господних. Отблески тёмной мозаики превращаются в ночное небо. Видны силуэты людей, но их лица неразличимы — ещё не рассеялись предрассветные сумерки. В воздухе разлито предчувствие беды. Хочется поскорее выйти, но путь преграждают сплетённые ветви олив, отлитые из бронзы. Только яркое пятно света у алтаря вселяет надежду. Это место Моления о Чаше. Здесь происходила мучительная борьба Духа с Плотью. И дух сумел подняться над косностью материи. Только глубоко верующий и тонко чувствующий зодчий способен вдохнуть живую эмоцию в неодушевлённый материал — камень. стекло, металл.

Слеза Господня

Антонио Барлуцци ИзраильКрутая, извилистая дорога, огибающая древнее еврейское кладбище, приводит нас к церкви со звучным латинским названием Доминус Флевит. Купол похож на разливающуюся слезу. И алтарь здесь необычный — это окно во всю стену, выходящее на запад. Вы поворачиваетесь к алтарю, и перед вами открывается панорама Иерусалима. Вот так же и Иисус смотрел на город, на тогда ещё целый и невредимый Храм, ослепляющий своей белизной, радующий глаз стройностью линий. Иисус оплакивал будущее города и своих соотечественников, предвидя разрушение Храма и трагедию народа. Мне так и не удалось разгадать эту тайну — как Барлуцци сумел передать противоречивое чувство, каждый раз охватывающее меня у этого просторного окна. Я вижу Иерусалим, и Он кажется мне беззащитным. И тут же тревога за него сменяется уверенностью в том, что некое Присутствие оберегает этот город, делая его неуязвимым и вечным. И каждый раз мне не хочется выходить из этой уютной церкви, залитой жизнеутверждающим светом из окна-алтаря.

Барлуцци в Галилее

В церкви Преображения на горе Тавор перед глазами встаёт картина сияющего света, разлившегося вокруг Иисуса. Только здесь, на вершине горы, такой высокой, что небо оказывается совсем рядом, а внизу расстилаются возделанные долины, могло произойти удивительное преображение, так поразившее учеников. Там, где Христос произнёс Нагорную проповедь, а апостолы внимали, обступив Учителя тесным кружком, Барлуцци построил круглое здание из чёрного базальта. Алтарь установлен в центре круга, стены украшены необыкновенно красивым мрамором. Из окон струится особенный галилейский свет.

С открытой круглой террасы открывается чудный вид на озеро Кинерет и горы, подёрнутые сиреневой дымкой. Здесь так тихо, что сразу приходит на ум: наверное, Иисус, произнося главные постулаты христианства, говорил совсем тихо, вполголоса… За годы своей жизни на Святой Земле Антонио Барлуцци создал два десятка архитектурных сооружений. Каждое из них — неповторимо. Остались и неосуществлённые планы — церковь Благовещенья в Назарете и Храм Гроба Господня.

В 1960 году Антонио Барлуцци ушёл из жизни, не успев чего-то воплотить в жизнь. Быть может, предчувствуя это, он так спешил создавать…

Ваш гид Светлана Шевченко